?

Log in

Озеро Сан-Жан, заверил меня в понедельник коллега-квебекуа, изучающий Украину - это Квебекская Галиция. Нет, не потому что в горах и не потому, что русских не любят, а евреев еще меньше, а потому что националисты до мозга костей и хотят свой вильный и самостийный Квебек. Когда я уточнил, бегают ли они в лесах с автоматами и орут “Героям Слава!” коллега заверил, что не бегают. Что, впрочем, не удивительно – тут леса такие, что как войдешь, так и не выйдешь до следующей мировой войны. Плюс здесь лоси. Опасные. Очень. Они в машины врезаются. Ну или машины в них. Причем опасность настолько велика что на знаках даже используют страшное слово “Danger” языка имя которого в Квебекской Галиции даже называть низзя бо англо-москалький. Да, так к вопросу о незалежности. Когда я поинтересовался у коллеги для чего им все-таки эта клятая незалежность, он начал говорить про процент использования французского среди населения, интеграцию иммигрантов и т.д. Я политолог, он политолог, проценты, языки и иммигрантов уже какой год обсуждаем, так что беседа перешла на другую тему.

Но это было в понедельник. А вчера я понял что мой умный, замечательный и прекрасный коллега в этом вопросе был неправ. Незалежность Квебекской Галиции нужна не для культуры, а для свободы от Англо-Канадского колониализма. Англо-Канадским колониализмом в данном случае являются светофор, шлагбаум, и, кажется, здравый смысл.

Центральный Квебек (всего 5 часов на север от Монреаля), городок Сан-Фелисьен, 10:20 вечера. Темная улица параллельно рельсам, светофор возле железнодорожного переезда. Мы едем по полосе которая дальше от переезда. Перед нами местная машина с Квебекскими номерами. Откуда я знаю в 10:20 ночи и без фонаря? Так они здесь все-такие, психов из Мериленда на дорогах даже больше чем психов из Онтарио потому что из Мериленда все-таки есть мы. На светофоре красный свет. Машина перед нами останавливается, стоит, что-то обдумывает и спокойно едет дальше на красный, никуда не сворачивая. Я водил в Израиле, Италии, Черногории, Кипре, Сербии, Хорватии, Нью Йорке, в Вашингтоне и в других местах где водители обьективно “самые жуткие в мире,” но чтобы вот так? Явно политический акт протеста, не иначе. Мой внутренний эксперт по восстаниям и революциям пищит от восторга, даже и не подозревая, что всё это – мосты, почта и телеграф, а вот Аврора только грядет.

Аврора появилась в виде трака, остановившейся на тот же красный напротив нас, шума приближающегося поезда и опускающегося шлагбаума. Революционер из трака четко оценил ситуацию, понял что лучшего шанса принести себя в жертву идеалам Квебекуакства не представится и бестрашно повернул направо под опускающийся шлагбаум и бешено сигналящий бронепоезд англофонской контреволюции. Шлагбаум опустился как раз на кузов поворачивающего трака, который развернул его на 90 градусов, давая знать бронепоезду, что контрреволюция не пройдет и не проедет. Проехала. Секунды через три, бешено сигналя и снеся шлагбаум прямо на перекресток. А трак, отчаявшись, поехал дальше. Наверное, искать лося.

Нам все еще красный, мы все еще ждем. Поезд проехал, шлагбаум... ну, скажем, поднялся. Той частью, что не лежала на дороге. Напротив нас еще одна машина, тоже поворачивает на переезд. Лежащее на земле полосатое препятствие немного смутило водителя. “Сам ты зебра,” подумал шлагбаум. Водитель вышел, пнул шлагбаум ногой и понял что ему выпало играть дворника из “Рельсы рельсы шпалы шпалы.” Осторожно оглянулся, оттащил шлагбаум в кусты к роялю и поехал дальше. Революция не состоялась, бронепоезд уехал, а мирным политологам наконец загорелся зеленый. С нетерпением жду встречи с Квебеко-бандеровцами при свете дня.

Как я провел лето 2011-2014

А еще зиму, осень и весну. Для тех, кому интересно чем я занимаюсь в свободное от геноцидов время: Проверка эконометрической алгеброй российско-крестьянско-исторической гармонии или Почему когда на Руси хотят как лучше, получается хуже чем обычно. Много английских, русских и чуть-чуть греческих букофф, некоторое количество цифр

Вечерняя идиллия

Оригинал взят у irbisa в Вечерняя идиллия
Кот обиделся на нас и ушел к Венде. Собака в недоумении...


Сплошное мимимиCollapse )
Станция метро Форт Тоттен. В вагон заходят азиатская девушка лет 20, черная женщина лет 30 и непонятного возраста белый подполковник Marines по фамилии Бернштейн. Подполковник Бернштейн увлеченно рассказывает своим то ли спутницам, то ли попутчицам почему писатель Достоевский круче писателя Толстого. Толстой - он про элиты, высший свет. Монументально, конечно, но не так как Достоевский, который про вечные проблемы обычного человека. Женщины внимательно слушают и кивают. Сидящий рядом простой еврейский профессор геноцидов тихо поглядывает на троицу из-за своего планшета и офигивает на языке Шиллера и Гёте Толстого и Достоевского.

Разговоры о Газе

У газеты Washington Post есть блог Monkey Cage, в котором академические политологи пишут о происходящем со своей, яйцеголовой точки зрения, но почти без жаргона (во всяком случае, стараются с переменным успехом) и на уровне, в идеале понятном любому следящему за политикой более менее образованному читателю. Не обвиняя, не агитируя и не доказывая и не намекая, а просто поя песенку о своем о женском политологическом. Сегодня я с Сарой Паркинсон, изучающей палестинскую политику, отметились постом о Газе. А точнее о том, что сейчас говорят и думают о Газе не так, как раньше. Термины и восприятие изменились, вероятно бесповоротно, и к этому стоит привыкнуть, нравится нам это или нет. Про-палестинских коллег и активистов мы, кажется, разозлили. Ждем реакции от израильских.
Еще несколько часов и доблестный ПВО не менее доблестного АОИ, а если конкретнее его "гимел" батарея 138 "ястребы сталина сервера" батальона с болью в сердце и со слезами на глазах расстанется со списываемым в утиль рав-сержантом личный номер 5221239 Избом. Короче, после трех лет срочной, 1.5 лет сверхсрочной, 6 лет резервистской службы недельки по три каждый год, и еще 6 лет нехождения/нахождения в Штатах армия отчаялась. Смахнув скупую мужскую слезу мой бывший комбат, главком ПВО бригадный генерал ШШ дал приказ мне на запад на свалку, а ему в другую сторону. Я буду скучать. Честно-честно, потому что никогда в жизни я не ел столько вкусного мяса и не спал так много как в милуиме. Интересно, что армия будет делать с бронетранспортерами, которые, по слухам, всё еще записаны на мое имя... Переписать на кого-то другого не вариант -- их разбомбили лет эдак 5 назад. А может и раньше.
От всенародного израильского фестиваля по поводу двух химических Нобелей профессоров американских универов становится тошно и хочется плеваться. Да, жили в Израиле. Да, учились. Да, работали. Много лет назад. Теперь не живут и не работают. Тут не радоваться, а плакать надо, потому что в ближайшие годы, кажется, бывший-израильтянин-нынешний-американец-лауреат станет достаточно привычной картиной.

По данным OECD, на каждых четыре препода израильских ВУЗов приходится один израильский профессор в Штатах. И это при том, что израильская цифра включает в себя преподавателей колледжей северо-запада Иудейской пустыни, юго-восточной Галилеи и т.д., а вот израильтяне в Штатах работают обычно в престижных, research-intensive универах. А сколько израильтян преподает в Канаде, Англии, Австралии. Если бы всех их (нас) собрать, можно было бы легко сделать два-три университета первой сотни мирового рейтинга, ну или один первой двадцатки. Хотя что такое универ мирового уровня по сравнению с равом Овадьей?

Вашингтонское

На дверях Капитолия теперь надо повесить табличку "обком закрыт, все ушли на [куда-то, в общем, ушли]". Зато хоть в метро пусто будет. Если, конечно, метро будет.
They insist that they are not racist, noting that they don’t welcome Jews, Catholics or any English speakers, either. Интересно, какой шанс что лет через 50-60 что-то подобное будет написано про какой-то Маале-Хамцицим? И нет, я ни на что не намекаю, и даже песенку не пою, просто газету в метро читаю.